Закрыть меню
Освобождение от «долларовой зависимости»: опыт Китая и России

Освобождение от «долларовой зависимости»: опыт Китая и России

Усилия России по дедолларизации дают плоды: так, в 2019 г. расчеты в американской валюте со странами БРИКС снизились на 30%. В частности, в торговле с Китаем значительная доля расчетов производилась в евро и национальных валютах.

Тем не менее, аналитики отмечают, что в III квартале 2019 г. доля доллара в российско-китайских расчетах вновь выросла на 6%. О том, чем обусловлены подобные колебания и удастся ли Москве и Пекину освободиться от «долларовой зависимости», рассказывает эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов в интервью изданию «Евразия.Эксперт».

Для России дедолларизация, помимо экономического смысла, предполагает отказ от доллара как одного из действенных инструментов санкционной политики США.

В июне 2019 г. Москва и Пекин сделали к ней первый шаг: министр финансов России Антон Силуанов и председатель Народного банка Китая И Ган подписали соглашение об отказе проводить расчеты в долларах.

Каковы перспективы этого решения?

Избавиться от доллара. В 2018 г. России удалось стать мировым лидером по дедолларизации. В течение года Москва продала активы в объеме около $100 млрд и купила активы в евро и юанях общей суммой на $90 млрд.

В 2018 г. глава ВТБ Андрей Костин также предложил план по дедолларизации, который включал ускорение перехода с доллара на расчеты с другими странами по экспортно-импортным операциям на национальные и резервные валюты, такие как евро, юань или рубль.

В Китае же стоит задача не столько дедолларизации, сколько интернационализации юаня. Таким образом, в этом вопросе интересы России и Китая совпадают.

По состоянию на январь 2019 г., китайская трансграничная система оплаты в юанях «CIPS» уже охватила 162 страны, с участием 31 прямого и 818 косвенных участников. В то же время сеть приема карт UnionPay охватила в общей сложности 174 страны и региона, превысив объем трансграничных транзакций в 900 млрд юаней.

Международный статус юаня, однако, все еще ниже, чем доля КНР в мировой экономике. На экономику Китая приходятся около 15% мирового ВВП, а объем китайского импорта и экспорта занимает около 12% общемирового объема. Согласно SWIFT, юань составляет всего 1,1% трансграничных платежей, а эксперты оценивают объем расчетов в юане в мире на уровне 4% от общего числа операций в мире.

В Пекине подчеркивают, что Москва всегда стремилась к дедолларизации. Именно Россия выступала с предложением о создании в БРИКС модели расчетов в национальных валютах, которая бы позволила не только интегрировать платежные системы стран, но и осуществлять платежи и переводы в национальных валютах.

Дедолларизация торгово-экономических отношений с КНР может повлиять на позиции доллара в мировой экономике.

Для реального расширения объемов расчетов в рублях и юанях Москва и Пекин должны выстроить соответствующие рынки финансовых инструментов. Как следствие, в ближайшие годы объем расчетов в национальных валютах сторон может вырасти от 10% до 50% в зависимости от складывающихся тенденций.

Для реализации перехода на национальные валюты сторонам необходимо разработать новые механизмы расчетов и состыковать платежные системы. Один из вариантов – создание особых «шлюзов» между SWIFT и CIPS. В дополнение к этому нужно сформировать рынок рублевых и юаневых финансовых инструментов.

Стороны надеются, что алгоритм расчетов в национальных валютах будет выстроен уже в 2020 г. К тому времени на платежи в рублях и юанях перейдут прежде всего крупнейшие компании с государственным участием, считает Владимир Нежданов.